Новости
14 января

На сегодня, 13 января, синоптики объявили красный уровень опасности в Беларуси из-за очень сильного ветра. И не обманули: только за день по всей стране ураган снес несколько остановок, праздничных елок, рекламных баннеров и много чего другого. Лучше один раз это увидеть — поберечь себя и остаться дома. На выходные — 14 и 15 января — на большей территории страны также ожидается сильный ветер. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
13 января

Ведущий Денис Дудинский написал в своем фейсбуке: «Говорят, СК начал дело по факту обрушения моста. Ну, что ж, пора признаться, кто, зачем, почему и как. А поскольку тот же СК предлагает гражданам сдаваться, признаваться и каяться добровольно и чистосердечно, начну-с, пожалуй». 

Краткая предыстория: ночью 8 января на Немиге рухнула часть моста — путепровод, предназначенный для пешеходов. На утро было объявлено, что мост хотят демонтировать за неделю, и построить новый — за несколько месяцев.

Пока мост демонтировали, в историю включились сотрудники СК: создали следственную группу и возбудили несколько уголовных дел: 

  •  ч.1 ст. 305 (Нарушение проектов, обязательных для соблюдения требований технических нормативных правовых актов при производстве строительно-монтажных работ);
  • ч.2 ст. 248 (Служебная халатность).

Также следователи начали допрашивать должностные лица организаций, которые обслуживали мост. 

В чем признался Дудинский? 

Так как следователи начали искать виновных, Денис решил записать «чистосердечное признание», цитируем: «Я, Денис Дудинский, 1974 года рождения, признаюсь, что в период с 1974-го по 2021-й целенаправленно ходил лично своими ногами по мосту на Немиге, не уведомив предварительно об этом соответствующие органы, и не получив на то разрешение в вышестоящих инстанциях. Что в последствии привело к расшатыванию устоев железобетонных конструкций моста, падению и изменению режима движения транспорта на вышеуказанной дорожной артерии. 

Действовал в составе незарегистрированной группы, в которую входило еще несколько миллионов человек. С особым цинизмом они ежедневно, ежечасно, ежеминутно и ежесекундно совершали это противоправное действие. 

Вину свою признаю полностью. И каюсь». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
12 января

10 января на свободу с «суток» вышел 65-летний инженер Анатолий Шелкович — тот самый, который стал героем мемного видео о помидорах со сметаной. Свою историю Анатолий рассказал  «Медиазоне», мы публикуем самое главное. 

Предыстория: Анатолия Шелковича задержали 11 ноября и обвинили в том, что он якобы «организовал в подвале дома производство протестной символики». В суде Анатолию дали 15 суток ареста, а потом еще три раза подряд арестовывали. В сумме за решеткой Анатолий провел 60 суток. В конце декабря правозащитники признали его политзаключенным.

Шелкович стал известен благодаря «покаянному» видео, в котором он сказал: «Мне всегда нравилось сочетание белого и красного цветов. У меня жена рыженькая — это белое с красным. Я люблю помидоры со сметаной — это тоже белое с красным».

А теперь к цитатам Анатолия 

«Всю жизнь занимался альпинизмом, инструктор. Людей вожу в горы до сих пор. Летом тоже были в горах. Лет 40 этим занимаюсь. На гитаре, наверное, могу играть. Песни петь могу. Могу анекдоты рассказывать. Могу истории рассказывать — их на 60 суток хватило». 

«Профессия — электрическая. У нас на фирме все, что работает, под моей опекой. Если ломается — я ремонтирую. Станки; вплоть до того, что лампочки тоже заворачиваю». 

«Пришли домой, позвонили в двери. Жена открыла. Они зашли. Я в это время разговаривал со знакомой, она меня поздравляла с днем рождения. Я обернулся на шум: «Шо там делается?».

Вижу, на меня подходят со щитом, смотрят на меня сквозь такую застекленную прорезь, ну и говорят: «Руки вверх, руки вверх».

Ну, хорошо. Я и так с руками поднятыми стою, потому что телефон возле уха — но пришлось разговор прервать, поднять руки. Ну а дальше пришли еще двое. Эти — с ружьями, со щитами — ушли. А они позвали понятых. <...>

Дальше спросили — есть ли оружие, есть ли взрывчатка какая-то. Я сказал, что нету. Спросили, есть ли бчб-символика. Ну а чего тут отпираться, когда он рядом стоит с пакетом, в котором все это лежит? Я говорю: «Есть». Он говорит: «Где?». Я говорю: «Вот, рядом с вами».

«Понимаете, вот меня порадовало, что, когда люди вышли с протестами, вдруг опять практически из небытия вернулся наш родной флаг, который выглядит, на мой взгляд, лучше, чем красно-зеленый. Ну действительно так! Само сочетание цветов лучше. Вот повесьте красно-зеленый флаг и бела-чырвона-белы рядом, в метре друг от друга. Какой привлечет больше внимания?». 

«Все четыре суда отличий практически не было. По одной и той же статье за пикет без разрешения. Где-то на седьмой день приехал работник того самого РУВД и сказал мне: «Мы посмотрели, много флагов прошло мимо протоколов, их сотрудники снимали и просто выбрасывали. Но вот на четыре протокола вы себе навешали этих флагов».

«От протокола к протоколу была надежда — вдруг про меня забыли случайно и выпустят. Человек живет надеждами, если так разобраться. И я так — пришли, протокол, ну, ай, бляха, не получилось на этот раз!». 

«Если брать сотрудников РУВД, по крайней мере тех, которые приезжали — один помоложе, другой постарше — то у этих действительно было [ко мне] хорошее отношение. Мы с ними вполне нормально разговаривали. Те, которые в ЦИПе работают охранниками, у тех ко всем заключенным одинаково настороженно-негативное отношение. Ну, это профессионализм, наверное. Потому что им приходится общаться с людьми, которые не совсем адекватные и понимают только язык палок. Ну, люди к этому привыкают, што зробіш».

«Я в двух камерах сидел. Сначала попал в хорошую камеру по условиям содержания. <...> А потом перевели. Там была четырехместная камера, и в основном люди менялись — то больше, то меньше. Но в среднем 16 человек — это была более-менее норма. 16 человек очень хорошо там помещаются. А главное, что становится теплее и уютнее в ней, потому что каждый нагревает камеру. <...> Люди приличные сидят там — такие, которые могут компанию развлечь». 

«Много поменялось за 45 суток. Например, преподаватель сидел из БГУ бывший — уже уволили его. Человек, который на английском, немецком и шведском только преподает, а знает еще какой-то гэльский, ирландский, еще какие-то наречия. <...> Сейчас большинство сидит за то, что у них в телефоне нашли — или репост, или они что-то написали, подписка на запрещенные телеграм-каналы». 

«Мы сделали елку, поставили ее на тумбочку (Анатолий встречал Новый год на Окрестина — прим. KYKY). Елка получилась такая — бутылка воды, на нее сверху прилепили еще одну бутылку. Потом еще сверху прилепили баночку из под лекарств. Поскручивал я трубочки из туалетной бумаги, получились типа лапы елки. На них прикрепили — опять же, хлебом — ненужные разноцветные таблетки. Все посмотрели, сказали: «Мля, молодец. Спасибо, что ты сделал такую елку».

«Когда меня перевели в другую камеру, я зашел, и сразу же один хлопец: «Ааа, мы вас знаем, вы — помидоры со сметаной». 

«Для меня это было, если честно, удивительно. Я думаю, что это может мне даже повредить в какой-то степени, злить наши власти. С другой стороны, это же не я выкладывал, это они. Моей вины здесь вообще нет».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
10 января

В Лос-Анджелесе прошла 79-я церемония вручения кинопремии — правда, без красной дорожки, телевизионного шоу и селебрити. Причиной тому стал скандал, который разразился из-за отсутствия инклюзивности в жюри премии (и из-за коррупции внутри Ассоциации иностранной прессы Голливуда (HFPA)). 

С HFPA отказался работать Netflix до тех пор, пока организация не решит проблему отсутствия инклюзивности. А самой кинопремии объявили бойкот Том Круз, Марк Руффало, Скарлетт Йоханссон и другие актеры. 

Несмотря на все это, премия состоялась, публикуем итоги: 

  • «Лучшая драма» — «Власть пса». 

Кадр из фильма «Власть пса»

  • «Лучшая комедия или мюзикл» — «Вестсайдская история».
  • «Лучшая режиссерская работа» — Джейн Кэмпион («Власть пса»).
  • «Лучший сценарий» — «Белфаст».
  • «Лучшая анимационная картина» — «Энканто».
  • «Лучшая иностранная картина» — «Сядь за руль моей машины».
  • «Лучшая мужская роль в мюзикле/комедии» — Эндрю Гарфилд («Тик-так… БУМ!»).
  • «Лучшая женская роль в мюзикле/комедии» — Рейчел Зеглер («Вестсайдская история»).
  • «Лучшая мужская роль в драме» — Уилл Смит («Король Ричард»).
  • «Лучшая женская роль в драме» — Николь Кидман («Быть Рикардо»).
  • «Лучшая мужская роль второго плана» — Коди Смит-МакФи («Власть пса»).
  • «Лучшая женская роль второго плана» — Ариана ДеБос («Вестсайдская история»).
  • «Лучшее музыкальное сопровождение» — Ханс Циммер («Дюна»).

Кадр из фильма «Дюна»

  • «Лучшая песня» — «No Time to Die» («Не время умирать»).
  • «Лучшая телевизионная драма» — «Наследники».
  • «Лучшая телевизионная комедия» — «Хитрости».
  • «Лучший мини-сериал или телефильм» — «Подземная железная дорога».
  • «Лучшая мужская роль в телевизионной драме» — Джереми Стронг («Наследники»).
  • «Лучшая мужская роль в мини-сериале» — Майкл Китон («Ломка»).
  • «Лучшая мужская роль в телевизионной комедии» — Джейсон Судейкис («Тед Лассо»).
  • «Лучшая женская роль в телевизионной драме» — Эмджей Родригес («Поза»).
  • «Лучшая женская роль в мини-сериале» — Кейт Уинслет («Мейр из Исттауна»).
  • «Лучшая женская роль в телевизионной комедии» — Джин Смарт («Хитрости»).
  • «Лучшая мужская роль второго плана в сериале» — О Ен Су («Игра в кальмара»).

Кадр из сериала «Игра в кальмара»

  • «Лучшая женская роль второго плана в сериале» — Сара Снук (Наследники»). 
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
7 января

Чтобы подавить протесты в Казахстане, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) направила туда «миротворческие» силы — подразделения вооруженных сил России, Беларуси, Армении, Таджикистана и Кыргызстана. По информации разных СМИ, конкретно из Беларуси в Казахстан отправили около 500 военных (официального подтверждения этих цифр пока не было). Политический обозреватель Игорь Ильяш объяснил, что участие в «миссии» ОДКБ значит для Беларуси и беларуского суверенитета. 

«Отправив беларуских солдат в Казахстан, режим Лукашенко демонстративно отказался от базового ограничителя в своей международной политике. 

До 2022 года прямая поддержка и тем более участие в военных авантюрах Кремля было абсолютным табу для официального Минска. Строгое соблюдение этого табу во многом обеспечивало внешнюю и внутреннюю легитимность режима. Можно было сколько угодно не признавать выборы в Беларуси или вводить санкции, но способность в решающий момент сказать «нет» Кремлю (например, не признать независимость Абхазии и Южной Осетии или сохранять двойственную позицию в отношении Крыма) делало Лукашенко субъектом международной политики. Да, Беларусь союзник России, но не сателлит — руководство страны способно проводить независимый курс. Это признавали и ценили даже противники Лукашенко. 

Теперь же мы существуем в новой реальности, где сказать «нет» Кремлю в вопросах международной повестки официальный Минск, судя по всему, просто не может.

В этом смысле совсем иначе воспринимаются недавние высказывания Лукашенко насчет того, что Беларусь не останется в стороне в случае новой «войнушки на Донбассе». Если беларуских «миротворцев» можно отправить в Казахстан, то почему их нельзя отправить на Донбасс? А уж масштабы этого «миротворчества» можно регулировать по ходу дела.

Что касается конкретных последствий ввода войск в Казахстан для ситуации внутри Беларуси, то пока невозможно делать какие-то прогнозы. Непонятно, что будет представлять из себя сама операция ОДКБ, какие задачи будут выполнять витебские десантники, как долго они там будут находиться и ограничится ли дело одной ротой. Ситуация может развиваться абсолютно непредсказуемо. И при этом режим прекрасно понимает, что вступил на скользкую дорожку, где нельзя рассчитывать на поддержку даже своего ядерного электората. Иначе бы не пришлось прикрывать реальный смысл происходящего абсурдными формулировками вроде «наши военнослужащие — мирные люди».

Если же говорить о влиянии революции в Казахстане на Беларусь в целом, то следует признать: пока всё происходящее определенно на руку режиму. Из Казахстана сейчас получается впечатляющая страшилка для всех. Силовиков и номенклатуру можно пугать отрезанными головами (с точки зрения пропаганды совершенно не важно, правда это или нет). Сторонников перемен — угрозой российского вторжения. Не удивлюсь, что по дипломатическим каналам ведомство Макея начнет негласно использовать пример Казахстана в качестве оправдания жестокости репрессий в Беларуси — дескать, если бы сами не подавили протесты, то сюда бы пришла российская армия. Подобные оправдания, конечно, не сработают (никто ведь не забыл, что в августе 2020-го Лукашенко сам обращался к Путину за помощью), но в рамках концепции «санкционное давление на Беларусь может привести к потере суверенитета» этот аргумент в ход пустят».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter